Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

ТРАНСФОРМАЦИЯ СТРАДАНИЯ В ПОКОЙ

Я читал об одном стоическом философе из древней Греции, который, когда ему сказали, что его сын погиб при несчастном случае, ответил: “Я знаю, что он не был бессмертным”. Является ли это уступанием? Если да, то я такого не хочу. Случаются ситуации, в которых уступание выглядит неестественным и даже бесчеловечным.

Состояние отрезанности от своих чувств не является уступанием. Но нам неизвестно, каким было его внутреннее состояние, когда он произносил эти слова. В некоторых экстремальных ситуациях принятие настоящего момента по-прежнему может быть для тебя невозможным. Но для того чтобы уступить, ты всегда получаешь второй шанс.

Твой первый шанс — это в каждый миг уступать реальности настоящего момента. Зная, что то, что есть, уже не может быть изменено — просто потому что оно уже есть, — ты говоришь “да” тому, что есть, или принимаешь то, чего нет. Потом делаешь то, что тебе следует делать, чего бы эта ситуация ни потребовала. Если ты остаешься верным этому состоянию принятия, то больше не будешь создавать негативность, не будешь создавать страдание, не будешь создавать недовольство. Тогда ты будешь жить в состоянии непротивления, в состоянии благодати и света, свободным от необходимости бороться.

Всякий раз, когда ты бываешь не способен это сделать, всякий раз, когда упускаешь такой шанс — по той ли причине, что не генерируешь достаточно осознанного присутствия для предотвращения расползания каких-либо стереотипов бессознательного сопротивления, или потому, что сложившиеся условия настолько экстремальны, что абсолютно неприемлемы для тебя, — всякий раз ты создаешь некую форму боли, некую форму страдания. Это может выглядеть так, будто сама ситуация создает это страдание, однако это не так — причиной тому твое сопротивление.

Тогда, для того чтобы уступить, у тебя появляется второй шанс. Если ты не можешь принять то, что окружает тебя снаружи, тогда прими то, что есть внутри. Если не можешь принять внешние условия — прими внутренние. Это означает вот что: не сопротивляйся боли. Позволь ей быть. Уступи горю, отчаянию, одиночеству или страданию, какую бы форму они ни приняли. Будь свидетелем, не навешивая на это ментальных ярлыков. Прими это в свои объятия. Потом наблюдай за тем, как волшебная сила уступания трансмутирует тяжелое страдание в глубокое спокойствие. Это твое распятие на кресте. Позволь ему стать своим воскрешением и вознесением.

Я не понимаю, как можно уступить страданию. Как вы сами подчеркнули, страдание является не-уступанием. Каким образом можно уступить не-уступанию?

На миг забудь об уступании. Если твоя боль тяжела, то всякие разговоры об уступании могут казаться тщетными и бессмысленными. Если твоя боль глубока, то, скорее всего, у тебя появится гораздо более сильное желание избавиться от нее, чем примириться с ней. Просто ты не хочешь чувствовать то, что чувствуешь. Что может быть еще более заурядным? Но от боли не убежишь — просто некуда. Правда, есть много псевдо-выходов, таких как работа, выпивка, наркотики, гнев, отметание, подавление и так далее, — но ни один из них не освобождает тебя от боли. Когда ты делаешь страдание бессознательным, оно не становится от этого менее интенсивным. Когда ты отрицаешь эмоциональную боль, она загрязняет все, чем ты занимаешься и о чем думаешь, включая также и твои взаимоотношения. Ты излучаешь боль как энергию, а другие ее подсознательно принимают. Если они неосознанны, то могут почувствовать, что что-то заставляет их нападать на тебя или причинять тебе боль как-то иначе, либо ты сам можешь задеть их в тумане бессознательной проекции своей боли. Ты притягиваешь к себе и проявляешь то, что отвечает твоему внутреннему состоянию.

Когда из боли нет выхода, тогда всегда есть путь сквозь нее. Поэтому не отворачивайся от боли. Смотри ей прямо в лицо. Чувствуй ее целиком и полностью. Чувствуй ее — не думай о ней! Если необходимо, то выражай ее, но не создавай ее описания в уме. Направь все внимание на ощущение, а не на личность, не на событие или ситуацию, которые, как тебе кажется, ее породили. Не позволяй рассудку использовать эту боль для того, чтобы ты превратил себя в ее жертву. Чувство жалости к себе и пересказы своей истории другим людям будут удерживать тебя зажатым в тисках собственного страдания. Раз уж невозможно уйти от того, чтобы чувствовать боль, то единственной возможностью для перемен остается только войти в нее — иначе ничего не сдвинется. Поэтому направляй все свое внимание на то, что ты чувствуешь, и избегай ментальных определений. Погружаясь в ощущения, будь в высшей степени чувствителен и внимателен. Поначалу она может показаться тебе чем-то совершенно беспросветным и ужасным, но когда у тебя появится сильное желание отвернуться от нее, то просто возьми и наблюдай за ней, но ничего с ней не делай. Продолжай удерживать внимание на чувстве боли, продолжай чувствовать горе, страх, боязнь, одиночество, все, что там будет. Оставайся начеку, будь в присутствии — в присутствии со всем своим Существом, с каждой клеточкой своего тела. Так ты вносишь свет в темноту. Это и есть яркий и ясный свет твоего сознания.

На этом этапе тебе уже больше не нужно будет беспокоиться об уступании. Это уже произошло. Как? Полное внимание и есть полное принятие, полное примирение. Фокусируя все свое внимание, ты используешь силу настоящего момента, которой и является сила твоего присутствия. В ней не сможет уцелеть ни один затаившийся комочек сопротивления. Присутствие ликвидирует время. А при отсутствии времени ни страдание, ни негативность выжить не могут.

Принятие страдания — это путешествие в смерть. Стать лицом к лицу с глубокой болью, позволяя ей быть, устремляя свое внимание внутрь нее, означает осознанно войти в смерть. Когда ты умираешь такой смертью, то понимаешь, что смерти нет — и бояться нечего. Умирает только эго. Представь себе луч солнечного света, который забыл, что является неотделимой частью солнца и сбивает себя с толку тем, что ему будто бы нужно биться за выживание и цепляться за какое-нибудь другое отождествление, иное чем солнце. Разве смерть этого заблуждения не станет для тебя невиданным освобождением?

Хочешь ли ты умереть легко? Хотел бы ты умереть хотя бы без боли, без агонии? Тогда каждый сущий миг умирай для прошлого и позволь свету своего присутствия высветить и придать блеск тому тяжелому и скованному временем “себе”, которого ты считаешь своим “я”.